Токарева Надежда – метафизика человека, семинары-чистки тонких тел, освобождение от негатива.
Всенародный общеобразовательный
русский центр БЕРЕГИНЯ

Сытин Г.Н. - Реальное омоложение

Сытин Георгий Николаевич - Реальное омоложение


Сытин Г.Н. Студеным декабрьским утром 1943 года рядовой Георгий Сытин вместе со своим взводом поднялся в атаку. До вражеских окопов не добежал: близкий разрыв снаряда
— и темнота....
Это было девятое и, казалось, смертельное ранение солдата: полное выпадение памяти, неподвижность. Приговор врачей был недвусмысленным: не жилец. Что это значило для двадцатилетнего парня, можно себе представить. Комиссия списала Сытина с порванными на руках мышцами, со смещёнными позвонками, ущемлением спинного мозга и провалами в памяти вчистую.
Он возвратился в мирную жизнь инвалидом первой группы.
Калека до конца своих дней?
С этим он не хотел смириться. Но кто может помочь? Медицина расписалась в своём бессилии.

И вдруг в одну из мучительных, бессонных ночей в памяти инвалида всплыла прочитанная ещё до войны тоненькая брошюрка академика К. Н. Корнилова. Выдающийся психолог утверждал, что с помощью самовоспитания, закаливания воли человек может совершать буквально чудеса.
— Тогда я даже не подозревал, что этот труд станет тем удивительным лекарством, которое поможет мне не только избавиться от тяжелейших последствий ранений, но и определит дело всей моей жизни, — рассказывает Георгий Николаевич.
Между маститым учёным и бывшим солдатом завязалась переписка. В своих письмах Корнилов для начала наметил программу обстоятельного знакомства с психологией. Позднее, когда Сытин придёт в науку, Корнилов станет его руководителем и горячо одобрит необычные идеи, высказанные в диссертации Георгия Николаевича. Но это будет много лет спустя....

А в те последние годы войны началась долгая, изнуряющая борьба железной воли с беспомощностью организма.
«У меня отличная память. Сильная, устойчивая память. У меня просто-таки прекрасная память», — тысячу, десятки тысяч раз твердили уставшие губы.
И надо же: через четыре года, уже учась в 1 -м Московском медицинском институте, Сытин без малейшего труда называл по-латыни 260 костей черепа. Мало того, студент потряс институт тем, что вдруг взял да и защитил кандидатскую диссертацию. Её тема была лично выстрадана: «Волевые усилия». ВАК утвердил диссертацию, а Георгию однокурсники дали прозвище «Волевое усилие». Впрочем, медицинского института студенту показалось мало, и он поступил ещё и в педагогический.

Всё бы ничего, но телу не давали покоя фронтовые раны. Чтобы унять боль, Сытин постоянно искал слова, способные принести облегчение. «Все хвори навсегда уходят из моего тела. Всё мое тело полностью обновляется. Я рождаюсь прекрасным и здоровым....
У меня ничего не болит», — снова тысячи раз повторял он.
И чем больше находил Сытин убедительных слов, тем реже давали знать о себе раны. Потом они и вовсе перестали болеть. А в 1956 году в жизни Сытина произошло удивительное событие: медицинская комиссия переосвидетельствовала его и признала годным к строевой службе. Чудеса?

Я был у Георгия Николаевича спустя неделю после его 70-летия. На вид ему лет пятьдесят. Без усилий выполняет такие физические упражнения, от которых я запыхался, покрылся потом и безнадежно махнул рукой.

Два года назад у него в семье родилась милая Олечка, а прошлым летом - сын. Я сначала принял детишек за внучат, но оказалось — дочка и сын. Столь необычную молодость позволяет сохранить настрой на устойчивость в жизни: «Все изменения в моем теле после 20-летнего возраста навсегда уходят в пространство Вселенной. Я прихожу в полное соответствие с юным возрастом.... Всё мое тело рождается юным. Я рождаюсь несокрушимо здоровым.... Я отчётливо чувствую, как здоровею-крепну.... Я живу по закону: чем старше, тем моложе».

Метод Сытина был рекомендован Министерством здравоохранения к внедрению в практику врачей-психотерапевтов. Им уже исцелены десятки тысяч больных, страдавших тяжелейшими заболеваниями. Сытина просят открыть свои клиники в США, Швеции, Германии....

А в ту пору, когда он только начинал... Не хочется об этом писать, но необходимо. Хотя бы в назидание руководителям отечественной медицины. Мы говорим: новое рано или поздно, несмотря на все тернии, побеждает. Но вот вопрос: почему почти всегда поздно? И откуда эти тернии? Вспомните: хирурга-ортопеда Гавриила Илизарова не признавали 30 лет, офтальмолога Святослава Федорова — четверть века. Общественность своим авторитетом буквально пробила метод нарколога Александра Довженко, четыре десятилетия пылившийся под министерским сукном.

Среди этих медицинских величин — и Сытин, которому за свой метод лечения тоже пришлось испить полную чашу горя. Беда началась 16 января 1950 года появлением в «Литгазете» фельетона под заголовком «На основе анти-лысотина». Не будем повторять оскорблений в адрес Сытина, за которые газетчика впору было вызвать на дуэль. Суть же литературного доноса сводилась к тому, что молодой медик некую идеалистическую химеру выдал якобы за научное открытие....
Фельетон прозвучал трелью милицейского свистка. Сытина вызвали в органы и потребовали объяснить, по заданию какой разведки и что конкретно внушал он больным. Следом подключилось партбюро: молодого ученого объявили апологетом идеализма, проповедующим верховенство духа над материей. А уже на основании решения партбюро был издан приказ об увольнении.

И потянулись годы, десятилетия скитаний отверженного по стране. События повсюду — будь то Хабаровск или Прежевальск, Курск или Новозыбков — развивались по одному и тому же сценарию: молодой ученый проходил по конкурсу в местный пединститут, начинал преподавать, завоевывал авторитет у студентов и коллег глубиной знаний, неординарностью подходов. Вскоре о его способности словесным настроем излечивать самые тяжелые болезни говорил весь город. Местные вельможи вне очереди везли к нему на исцеление своих матрон, ближних и дальних родичей. Но каждый раз по мановению милицейской палки всё менялось разительным образом: это в соответствующие органы приходило «дело» с подшитым в него фельетоном «На основе антилысотина» и приказом об увольнении за проповедь идеалистических взглядов. Местная машина, призванная «блюсти и не пущать», моментально приходила в движение, и после решительного осуждения идеалиста — приказ об увольнении.

Год от года «дело» становилось всё толще и со временем уже не умещалось в одном томе. Ведь чем отличается провинция от столицы? В Москве лишь чихнут, а где-нибудь в Новозыбкове этот чих раздается раскатами грома. А то ведь бывало и ещё хуже: коль «сверху» прислали «дело», значит, надо проявить особое тщание и «пресечь по всей строгости».

Вот и пресекали. В городе Энске Георгия Николаевича арестовали по обвинению.... в избиении учащихся. Два месяца продержали в каталажке, добиваясь самооговора. Ни «избитых», ни свидетелей найти так и не удалось. В другом городе завели уголовное дело по обвинению во взяточничестве: мол, лечит не за так, а «деньгу огребает», спекулирует на хворях трудового народа. Но в том-то и загвоздка, что всех — без единого исключения — больных полунищий Сытин лечил бесплатно.

Тем медицинским чинам, кто без конца обвинял его в шарлатанстве, в слепой вере в старинные заговоры колдунов, Сытин не уставал повторять: слово ранит, но слово и лечит. Никто уже не спорит, что слово врачует душевные раны — на этом принципе основана вся современная психотерапия. Однако русская пословица не зря гласит: «Мал язык, да всем телом владеет». И, хотя до сих пор признать это в медицинском мире мало кто решается, практика Сытина красноречиво доказывает: слово является в подлинном смысле лекарством не только для душ, но и для всего тела. Причём лекарством, во многом превосходящим привычные нам медикаменты по силе воздействия и безвредности.

Поневоле задаешься вопросом: откуда в нём эти жертвенность, стойкость, бескомпромиссность? Пожалуй, ничего не утратил он из сильных сторон старой русской интеллигенции: в нём есть отзывчивость к чужому горю, мягкость в отношениях с людьми. Есть желание добра соседке по площадке и всему человечеству. Внутренняя честность, самостоятельность суждений, которую Лев Толстой называл гордостью мысли. Но чтобы пройти тернистый путь, который выпал Сытину, этого мало. Нужно было высокое подвижничество, которым всегда славились деятели русской науки.

Однажды непредсказуемая судьба вдруг подняла Сытина до космических высот. В прямом смысле слова. Опального, загнанного в угол учёного неожиданно разыскали в далёком городе и срочно вытребовали в Москву. Оказывается, первыми оценили достоинства его метода космонавты: он вошёл в программу подготовки к полётам в качестве обязательного предмета. Следом поступили приглашения от военных, от приборостроителей и даже от артистов Большого театра.

Молчали лишь те, кто не имел ни малейшего права оставаться в стороне: Минздрав и Академия наук. Впрочем, АН в конце концов предложила Сытину пойти старшим научным сотрудником в Институт психологии. Прельщённый возможностью всерьёз заниматься исследовательской работой, он согласился. И, как оказалось, «на своё несчастье, на свою беду». Но до этого был ещё один взлёт судьбы, который, собственно, и осложнил ситуацию до крайности.

Как ракета выводит космонавта на орбиту, так ученого-медика возносит к вершинам известности уникальный пациент. Не будь Валерия Брумеля - не признали бы Илизарова. Фёдорова рекомендовал Косыгину президент дружественной страны. У Сытина же было так: один из правительственных служащих пожаловался ему на преждевременную седину в волосах. Мол, нельзя ли чем помочь? Георгий Николаевич попробовал, и через несколько сеансов волосы пациента — о чудо! — приобрели свой естественный цвет. Неожиданно сменивший «масть» сотрудник попался на глаза Косыгину, и тот попросил подготовить справку о работах Сытина. После этого Георгия Николаевича неожиданно вызвали в Кремль с докладом.

Решение было принято самое кардинальное: «одобрить», «считать приоритетным направлением», «поддержать», «обязать», «выделить необходимую валюту».
На этой радостной ноте и закончить бы повествование, но в академической жизни сплошь и рядом успех одного ученого воспринимается как неудача остальных. Как бы то ни было, но в Институте психологии на высочайшее одобрение работ коллеги ответили.... приказом о его немедленном увольнении «в связи с истечением срока работы». Не ищите эту формулировку в КЗоТе — нет такой, и прокурор Москвы решительно опротестовал приказ как незаконный, предложив восстановить Сытина в десятидневный срок. Однако в институте, что называется, и ухом не повели.

От переживаний Сытин слёг с язвой в больницу. Коллектив посылает к врачам комиссию убедиться, что на рентгеновских снимках действительно есть язва.... Впрочем, мало удовольствия описывать все эти свары, освящённые именем академической науки. Кончилось тем, что Сытин потерял работу в Академии наук. Но, может, вернее другое: академия потеряла Сытина.

Центр, который открыло специально «под Сытина» Российское общество милосердия, по научной эффективности даст фору любому академическому институту. Открыто специализированное издательство «Животворящая сила». Что же касается лечения больных, то сейчас из-за ограниченных возможностей отдают предпочтение лишь тем, кто приехал издалека. Какие хвори лечат? Практически все, кроме эпилепсии, онкологических заболеваний. Комиссия Минздрава подтвердила, что эффективность лечения весьма высока. Иностранные учёные, которые проявляют повышенный интерес к методу Сытина, заявляют, что мир не знает таких результатов. В заключении специалистов сказано: «Эта методика дает возможность человеку управлять ритмом сердца, кровяным давлением, мозговым и коронарным кровообращением и другими физиологическими функциями организма. Такие возможности науке до сих пор не были известны. Методику Г. Н. Сытина следует рекомендовать при подготовке человека к физическим и нервным перегрузкам, в космонавтике, авиации, спорте, в армии, в обыденной жизни и в лечебных учреждениях».
И всё это — без каких-либо лекарств, одними лишь словесными настроями. Те, кто не в силах признать целительную силу знахарских заговоров в конце XX века, в эпоху научно-технической революции, говорят: «Чистое шарлатанство!» Люди непредвзятые в удивлении разводят руками: «Чудеса, да и только!» Сам же Георгий Николаевич объясняет: — Ровным счётом нет никакой мистики, никаких чудес или шарлатанства.

Экстрасенсы, колдуны и ясновидцы здесь тоже ни при чём. Всё основано на учении академика Павлова о речи как второй сигнальной системе и её связи с подсознанием человека, управляющим физиологическими процессами в организме. А раз такая связь есть, то с помощью слова можно оказывать целенаправленное воздействие на психику, на подсознание и тем самым на биопроцессы в организме.
Спору нет: Сытин хорошо знает знахарские заговоры — не зря долгие годы он собирал и тщательно изучал их. Но это потребовалось ему лишь для того, чтобы понять принципы воздействия народной нелекарственной медицины. На их основе он создал научный метод словесно-образного эмоционально-волевого управления состоянием человека. Это ни много ни мало двадцать тысяч словесных настроев, которые несут людям здоровье.

САМОНАСТРОЙ ПО МЕТОДУ СЫТИНА

Независимо от того, знает человек его наизусть или нет, настрой усваивается только в процессе его прослушивания или проговаривания. Усваивать настрой нужно до тех пор, пока ваше состояние не придёт в полное соответствие с содержанием настроя. Усвоить настрой — значит привести себя в полное соответствие с его содержанием, а не просто запомнить.

РАДОСТЬ ЖИЗНИ

Новая — здоровая — весёлая новорожденная жизнь вливается в мою голову — во всё мое тело. Я вся наполняюсь радостной — весёлой, радостной — весёлой жизнью. Во все миллиарды нервных клеток головного мозга сразу одновременно вливаются быстрые-быстрые весёлые силы. Во все миллиарды нервных клеток головного мозга сейчас, сразу — сразу — одновременно вливается весёлая-весёлая радостная сила вливается в голову.
Я с каждой секундой живу веселей-радостней-энергичней-радостней, энергичней-радостней, энергичней-радостней. Во все мозговые механизмы вливаются радостные силы, быстрые-быстрые весёлые силы. Радость, веселье вливаются в голову. Я с каждой секундой живу веселей-веселей — энергичней, энергичней — радостней. Во все миллиарды нервных клеток головного мозга сразу — одновременно вливается быстро-быстро развивающаяся весёлая-весёлая новорожденная жизнь.
Во все миллиарды нервных клеток головного мозга сразу-одновременно вливаются бы-стрые-быстрые весёлые силы, вливается быстрое-быстрое весёлое развитие.


Из книги Г. Н. СЫТИНА «Реальное омоложение женщины»

Сытин Г.Н. - Реальное омоложение мужчины и женщины - 1996
Источник: http://www.unbelievable.su/articles.php?id=488

Концовка 3



Подготовил и оформил Пинчуков Евгений, Новосибирскъ 24 февраля 2016

Жёлтый камень << >> Иван - чай

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизорванные пользователи

Комментариев пока нет


Домой в СССР

Видеоплейлист

i.bereginya@yandex.ru

Дорогие слушатели, соратники,
если семинары и чистки
Токаревой Н.П. изменили вашу жизнь в лучшую сторону и вы хотели бы
выразить благодарность в виде благотворительного денежного вознаграждения и поддержать, таким образом, семинарскую деятельность - напомним номер нашей карты
6390 0244 9075 772881 Сбербанк.


i.bereginya@yandex.ru
Яндекс.Метрика